Архитектурно-строительная компания Крыма

ПН-ПТ: 9:00-18:00

+7 978 522 25 52

Землетрясения в крыму. Быть или не быть?

Трудно найти на свете события более пугающие, чем землетрясение. Его разрушительная мощь сочетается с внезапностью и непредсказуемостью, нагоняя поистине сокрушительный ужас. Ничто не предвещает беды — и вдруг подземный толчок ломает и калечит строения, которые люди в своем тщеславии считали прочными и надежными, оставляет на месте цветущих городов груды обломков со стонущими под ними жертвами.

За долгие годы изучения наука так и не научилась предсказывать землетрясения — и неясно, сделает ли это в будущем: многие исследователи считают, что точность предсказания так и останется в годах, а то и в десятилетиях. Тем не менее, многого удалось достичь — так, мы имеем представление о главной причине разрушительных землетрясений — смещении участков литосферных плит. Знаем мы и о том, какие территории более опасны (как правило, это разломы плит), а какие — менее.

Так, горные участки обычно опаснее равнинных, особенно это касается молодых (по их возрастным меркам) гор. Большинство наиболее сейсмоопасных участков собраны в Азии и вдоль тихоокеанского побережья Америк; а вот, например, территория Канады и северная часть Европы, включая Россию, почти безопасны. Люди постарше помнят морок Спитакского землетрясения в Армении; кто помоложе — ядерный кошмар Фукусимы, всех мер безопасности которой (а Япония очень сейсмоопасна и знает об этом) не хватило для избежания аварии. И Крым, эта чудесная жемчужина природы, дивный полуостров под ярким солнцем, как вы, наверное, знали или догадались — сейсмоопасен. Не так, как Япония или Новая Зеландия, и то хорошо — но тряхнуть может неслабо. И периодически трясет.

Несмотря на крайнюю скудость свидетельств, можно уверенно говорить, что с давних времен на территории полуострова случаются эти катаклизмы — по счастью, не столь сильные, как знаменитые землетрясения, но все равно опасные и разрушительные. Еще в 63 г. до н.э. Пантикапейское землетрясение разрушило несколько городов царства Митридата.В 480 году катастрофа, продолжавшаяся сорок дней, нанесла серьезные разрушения Херсонесу Таврическому (если верить надписи, обнаруженной в этом городе). Случались землетрясения и в 1292 году (о нем сохранилась скудная заметка судакского монаха), и, возможно, в 1341 году — хотя информация об этой ужасающей катастрофе совершенно недостоверна, поскольку якобы сообщивший ее византийский хронист к моменту события давно умер. Однако в более поздние века, о которых сохранилось больше информации, небольшие землетрясения случались регулярно.

1790, 1793, 1802, 1838, 1869, 1875, 1902, 1908, 1919 — во все эти года в Крыму отмечались подземные толчки разной степени разрушительности. Данные о них зачастую противоречивы — сейсмологии как науки тогда не существовало — однако на очевидцев, среди которых были и известные люди, и простые обыватели, катаклизм производил огромное впечатление. Однако особняком среди прочих стоит землетрясение 1927 года — о котором, благодаря масштабам события и развитию СМИ, нам известно больше, чем о прочих.

Первый раз в 1927 году Крым потрясло 26 июня. В окрестностях Севастополя произошли горные обвалы, в домах появились трещины, напуганные туристы отчаянно искали способ покинуть гостеприимный полуостров — но обошлось без человеческих жертв. Однако, как выяснилось позже, это была всего лишь прелюдия.

11 сентября около 20 часов вечера во всей Ялте начали необычно себя вести домашние животные. Лошади пытались сорваться с привязи и убежать, коровы мычали, собаки и кошки жались к хозяевам. На море, несмотря на тихую погоду, появилась мелкая зловещая зыбь — море словно кипело. Ровно в полночь собаки города отчаянно завыли, поселив смутный страх в сердцах горожан. А через пятнадцать минут страх этот стал вполне предметным — первый толчок землетрясения проверил здания на прочность. Почти сразу же за ним последовал второй. Трескались полы и крыши, бились стекла, рушились карнизы и балконы, падали трубы дымоходов, и в ужасе выбегали из своих домов граждане — кто в чем был. Толчки не прекращались, и улицы города погрузились в хаос — грохот разваливающихся домов, крики раненых и просто до смерти испуганных жертв…

Последствия землетрясения были невиданными для Крыма — по крайней мере, в современной истории, хотя, к счастью, обошлось без большой крови. Разрушения наблюдались не только в Ялте и близлежащих городах, но и аж в самом Симферополе, многие деревни в его окрестностях превратились в руины. В Алуште от подземных толчков пострадала Генуэзская башня, в Алупке — Воронцовский дворец, в районе Ялты было повреждено 70% построек. Психологический эффект был не менее велик — большинство напуганных курортников поспешили покинуть полуостров, а впоследствии те из них, кто оставил мемуары, описывали произошедшее как одно из самых шокирующих и невероятных событий в их жизни.

Резонанс, произведенный землетрясением, был так велик, что упоминание о нем даже вошло в классический роман «12 стульев»: главные герои в поисках зашитых в стул сокровищ пробираются в театр Колумба, как раз находившийся на гастролях в Ялте. И вот, когда они наконец находят вожделенный предмет мебели, начинается катаклизм. В итоге аферистам приходится долго искать в охваченном паникой городе спокойное место, где можно было бы вскрыть стул, а когда это, наконец, происходит, очередной удар создает расселину, в которой стул и пропадает. Так легендарный Остап Бендер приобрел весьма оригинальный опыт («Землетрясение, ставшее на его пути! Это был единственный случай в его богатой практике.»), а Ялтинское землетрясение надежно отпечаталось в памяти поколений советских людей, включая не присутствовавших при событии и даже не бывавших на полуострове. Ильф и Петров были не единственными литераторами, кто обратил внимание на катастрофу — Маяковский упомянул ее в стихотворении «Крым», где привычным размашистым ритмом безосновательно обвинил во всем «старика Ай-Петри», который «развезувился». В общем, творцы были впечатлены не меньше простых смертных.

С тех пор, к нашему с вами счастью, подобного не повторялось. Были землетрясения в 1949, 1957, 1972, 1980, 1997, 1999 годах — но намного слабее, как правило, в домах просто дрожали стекла и качались люстры. Однако напомню, с чего мы начинали экскурс в историю крымских землетрясений: эти катастрофы непредсказуемы. Из того, что вчера ничего не было, а позавчера трясло, но не сильно, не следует, что завтра или послезавтра не тряхнет так, как той сентябрьской ночью в Ялте. Простой список годов маленьких землетрясений, который я неслучайно привожу в этой статье, напротив, должен натолкнуть на мысль, что сейсмическая активность в Крыму не прекращается полностью никогда. Каждый год по нескольку раз случаются микроземлетрясения 2-3 балла по шкале Рихтера, фиксируемые исключительно приборами — конечно, они не опасны, но они напоминают нам об угрозе, что вечно нависает над полуостровом. А поэтому строить здесь надо так, чтобы в случае толчка крыша и стены не свалились жильцам на головы.

Надо заметить, что нормы строительства в сейсмоопасных регионах законодательно закреплены. Согласно действующей на данный момент карте общего сейсмического районирования ОСР-2015, большинство южных районов Крыма находятся в зоне фоновой сейсмичности А 7-8, то есть на них распространяются стандартные требования и ограничения, изложенные в своде правил по проектированию и строительству. Есть технологии, заведомо соответствующие данным требованиям — например, каркасные и монолитные дома, но большинство технологий следует к ним адаптировать.

Существует ряд общих рекомендаций к строительству сооружений, приведенный в упомянутом своде. Например:

  • — следует отдавать предпочтение объектам с малым шагом несущих элементов и меньшим количеством проемов
  • — объекты должны быть максимально симметричны, а жесткости и массы распределены равномерно
  • — вертикальные несущие элементы, такие, как колонны, пилоны и стены, должны быть проложены от фундамента до крыши и не должны иметь разрывов
  • — при выборе материала для сейсмостойкого строительства предпочтение стоит отдавать стали и железобетону
  • — болтовые соединения следует предпочитать сварочным

 

В целом в современном сейсмостойком строительстве используется три отличных подхода. Первый из них — прямолинейный: строить как можно более крепкие здания, что, увы, повышает стоимость строительства. Второй — использование сейсмоизоляции, чтобы ослабить связь между грунтом и фундаментом, тем самым существенно ослабив и силу колебаний, приводящих к разрушениям (этот метод еще называют «пассивной сейсмозащитой»). Наконец, третий, наиболее современный (хотя и использовавшийся в другой форме в древности) метод «активной сейсмозащиты» состоит в создании строений, которые в случае землетрясения изменяют при помощи специальных устройств свои динамические свойства, чтобы вывести себя из состояния резонанса. Такая система эффективна, но сложна в разработке; первые же два метода активно применяются, в том числе и в Крыму, и далее мы рассмотрим специфику их местного применения.

Дома из ракушечника, кирпича, пенобетона и газобетона однозначно требуют усиления в крымских условиях. Это значит, что нельзя просто сложить стены из данных материалов, после чего сказать «И так сойдет!» — в случае катастрофы они могут не выдержать толчков. Наиболее распространенное решение проблемы — каркас из железобетона, состоящий из колонн, перекрытий и ригелей, который сначала скрепляется между собой, а только после этого заполняется стеновым материалом, каков бы он ни был. Так решается проблема сейсмостойкости, однако существует несколько особенностей создания домов по данной технологии, которыми ни в коем случае нельзя пренебрегать.

Во-первых, все конструкции из железобетона должны быть неразрывны. Любой разрыв между ними — потенциальная трещина при толчке. Каркас не должен иметь никаких слабостей — только тогда он выдержит природный катаклизм. Конструкция каркаса определяется при проектировании архитектором и заносится в план строительства, причем при практическом строительстве в этой части никакие отклонения не являются допустимыми.

Во-вторых, нельзя просто поставить материал внутрь каркаса — они должны быть конструктивно связаны. В противном случае вполне возможна ситуация, когда после сильного толчка каркас останется стоять, а вот стена завалится: в лучшем случае — наружу, в худшем — внутрь, с потенциально трагическими последствиями.

В-третьих, вне зависимости от типа фундамента располагаться он должен на амортизационной подушке из песка и щебня. В случае подземного толчка эта подушка смягчит удар и предотвратит возможные разрушения. Если вы видели когда-нибудь эксперимент с подушкой безопасности автомобиля и манекеном — вы примерно представляете себе, как этот механизм сработает.

Надо отметить, что данная технология надежна, однако ощутимо увеличивает длительность и сложность строительства, а, следовательно, и его стоимость. Неудивительно, что многие строители пытаются сэкономить на безопасности клиентов, предлагая им якобы более выгодные условия. Кроме того, подобные недобросовестные «мастера» вполне могут пренебречь некоторыми деталями, сведя все мероприятия по сейсмической безопасности на нет. Наиболее часто встречаются следующие нарушения:

  • — сварка несвариваемой арматуры. Сварная арматура в принципе недешева, а у строителей велик соблазн сварить между собой обычную. На глаз эта проблема может быть незаметна — каркас вроде бы един и монолитен — однако в точке сварки арматура сильно теряет в прочности и подвержена коррозии. И если случится беда — не факт, что такой каркас выдержит проверку на прочность. Причем подобная практика носит массовый характер — зачастую сами поставщики материалов продают конструкции в сваренном виде. Если вы не хотите полагаться на авось и жить в реально безопасном (а не только на бумаге) доме — вариантов два: сварная арматура либо связывание вязальной проволокой. Первый вариант дороже, второй сложнее, но если вас волнует сейсмобезопасность — придется выбирать между ними.
  • — монолитный каркас не связывается со стеновым материалом. Выше уже описывалось, почему так делать не стоит, но, поскольку связывать материал с несущей конструкцией сложно, заказчик едва ли понимает проблему, а землетрясения авось не будет — такое нарушение встречается довольно часто. Все равно пока нет катастрофы — проблемы никто не заметит, а если вдруг — едва ли в общей трагедии быстро дойдет дело до законной расплаты одного прижимистого и недобросовестного подрядчика.

 

Итак, сейсмическая безопасность — довольно затратная особенность строительства. Можно ли ее как-то удешевить? Существует как минимум один эффективный способ. Так, стандартный сердечник колонны размером 40х40 можно без потери функциональности заменить на 20х40. При таком подходе можно сначала сделать стену, а потом установить каркас и залить бетон, что сократит как количество необходимого бетона, так и объем работ, при этом более тонкая стена по-прежнему способна выдержать двухэтажный дом. Дополнительное связывание стены с монолитным каркасом в данном случае не требуется, достаточно армировать кладку кладочной сеткой каждые четыре ряда. Однако при этом количество сердечников должно быть рассчитано еще на стадии проектирования.

В целом, конечно, строительство сейсмостойких домов довольно затратно и, вполне может статься, при удачном для нашего полуострова стечении обстоятельств никогда себя не окупит. Однако если когда-нибудь снова стрясется беда вроде той, ялтинской 1927 года, каждый, кто все-таки решил не экономить на безопасности, скажет себе стократное спасибо за это решение.